Сенека об “учениках” философии

Если вый­дешь на солн­це — заго­ришь, даже если вый­дешь не ради это­го; если посидишь у тор­гов­ца при­ти­ра­нья­ми и замеш­ка­ешь­ся немно­го доль­ше, уне­сешь с собою запах; побыв рядом с фило­со­фи­ей, люди, даже не ста­ра­ясь, непре­мен­но извле­кут нечто полез­ное. Обра­ти вни­ма­нье, что я ска­зал «даже не ста­ра­ясь», а не «даже сопро­тив­ля­ясь».

«Как так? Раз­ве мы не зна­ем таких, кто мно­го лет про­сидел у фило­со­фов — и ничуть даже не заго­рел?» — Зна­ем, конеч­но, и столь посто­ян­ных и упор­ных, что я назы­ваю их не уче­ни­ка­ми, а жиль­ца­ми фило­со­фов. Но мно­гие при­хо­дят слу­шать, а не учить­ся, — так нас при­во­дит в театр удо­воль­ст­вие, достав­ля­е­мое слу­ху либо речью, либо голо­сом, либо дей­ст­ви­ем. Ты увидишь нема­лую часть слу­ша­те­лей, для кото­рых уро­ки фило­со­фа — при­ют на вре­мя досу­га. Они и не дума­ют изба­вить­ся там от поро­ков, усво­ить какое-нибудь пра­ви­ло жиз­ни, чтобы про­ве­рять свои нра­вы, но жела­ют толь­ко услаж­де­ния слу­ха. А ведь неко­то­рые при­хо­дят даже с пись­мен­ны­ми дощеч­ка­ми, — затем, чтобы удер­жать не мыс­ли, а сло­ва, и потом про­из­не­сти их без поль­зы для слу­шаю­щих, как сами слу­ша­ли без поль­зы для себя. Дру­гих воз­буж­да­ют бла­го­род­ные изре­че­ния, и они, подвиж­ные и лицом и душой, пре­ис­пол­нят­ся тех же чувств, что и гово­ря­щий, — точ­но так же, как под зву­ки флей­ты при­хо­дят в воз­буж­де­ние фри­гий­ские полу­му­жи, бес­ну­ю­щи­е­ся по при­ка­зу. Этих под­сте­ги­ва­ет и увле­ка­ет кра­сота пред­ме­та, а не звук пустых слов, Если муже­ст­вен­но гово­рят о смер­ти или с непо­кор­но­стью — о судь­бе, им хочет­ся тут же сде­лать все, о чем они слы­ша­ли. Они под­да­лись, они ста­ли таки­ми, как им веле­но, — если бы толь­ко душа их сохра­ни­ла этот строй, если бы народ, уме­ю­щий отго­во­рить от все­го чест­но­го, сей­час же не отнял бы у них пре­крас­но­го поры­ва. Немно­гие спо­соб­ны доне­сти до дому те наме­ре­нья, кото­ры­ми испол­ни­лись.