1867 год – как будто о сегодняшнем времени

“Новейшее образование. Его истинные цели и требования.” 1867 г
Предисловие.

М. Антонович. СЭС 1979 г – (1835-1917) русский критический публицист, революционный демократ. В 1860-1866 сотрудник «Современника». Выступал за демократическую литературу. Пропагандировал материализм, дарвинизм.
М. Антонович – ЭС 1901 г – публицист, критик и геолог. Участвовал в составлении петербургской программы для самообразования.

Единственное общественное чувство, до которого мы позволяем себе возвышаться, есть патриотизм в сфере иностранных дел или международных отношений; только к сожалению в большинстве случаев наш патриотизм бывает или так называемым квасным патриотизмом или шовинизмом, то есть слепым воинственно-азартным патриотизмом. Патриоты этого рода исключительно погружены в иностранную политику; они в постоянном опасении и на стороже и чрезвычайно внимательно следят за тем, не строит ли какое-нибудь из иностранных государств каких-нибудь козней против России; они стараются проникнуть в самые сокровенные замыслы Наполеона. Бисмарка, Трампа и т.д.; всякий шаг этих, или вообще подобных лиц, задаёт им мучительную работу угадывания и догадок, чтобы такое он мог значить и нет ли в нём какого-нибудь замысла: …относительно национальной гордости и честолюбия они щекотливы до крайности, так что какая-нибудь ничтожная фраза против России в каком-нибудь издании приводит их в воинственный азарт и получает в их глазах значение кровной национальной обиды. Господствующая страсть у них – это побеждать, смирять и покорять иноземцев; самое высшее сердечное желание их, как бы перехитрить и Наполеона, и Бисмарка, и Трампа и сбить с них спесь, как бы перебить влияние Англии, Америки, заставить трепетать Турцию и весь восток, как бы покорить себе всех славян, от испанских до малоазийских, и наказать тех, которые до сих пор смели владеть ими и т.д.; одним словом, они в международном смысле желают того, что в обыкновенных житейских отношениях называется желанием расквасить рыло, подбить глаз, никому не давать спуску и т.д. Это свидетельствует о неразвитости истинного гражданского патриотизма. И действительно эти рьяные политики и проницательные дипломаты по иностранным делам бывают совершенными невеждами и слепцами во внутренних делах, которыми они даже вовсе и не интересуются. Эти политики, имеющие такие определённые чувства и взгляды относительно международных отношений, так усердно следящие за иноземными кознями, так определённо относящиеся к Трампу, Оланду и особенно к его жене, не понимают и не видят того, что делается у них перед глазами, не замечают и не хотят замечать никаких внутренних козней, относятся безразлично, если не подобострастно, к действиям и деятелям, близко захватывающим их интересы и к явлениям, имеющим на них самих и на всех их сограждан бесконечно больше влияния, чем какие-нибудь циркуляры Голуховского. Они, столь чувствительные и щекотливые относительно международной чести и гордости, остаются совершенно бесчувственны и тупы к возбуждениям или оскорблениям внутренней народной чести и гражданской гордости. Малейшее страдание, один вздох, раздавшийся где-нибудь за границей, мгновенно доходят до их чуткого уха; они вопиют, протестуют, кричат о помощи и спешат на помощь; между тем остаются глухи и бесчувственны к страданиям и мольбам о помощи, раздающимся вокруг их, и напротив даже содействуют увеличению и размножению этих страданий. Патриот шовинист, если ему придёт охота благодетельствовать, непременно устремляет свои взоры за границу, чтобы там найти предмет для своей благотворительности, форснуть перед целой Европой и вместе с тем достигнуть цели каких-нибудь тонких расчётов.

Какая-нибудь арзамаская или саратовская глушь, какие-нибудь шовинисты Колы или Вологды, если у них раззудится благотворительность, тотчас хотят благотворить целым нациям и перед лицом целой Европы; они громко выражают своё сочувствие и готовность помогать Ирландии и Фениям и этим думают сделать пику гордому Альбиону; Они благотворят неграм, желая этим уязвить американским плантаторов и показать всему свету, что они по духу и по чувствам родные братья с северно-американскими штатами. Между тем в этой глуши, перед глазами этих шовинистов такое обширное поприще для благотворительности, столько бедствия и бедности, страданий и крайних нужд, что по истине удивительно, как все это не замечается. Но по внимательном рассмотрении дела оказывается, что шовинисты все это видят и знают, во всем этом повинны сами, что их бравады, благотворительность и великодушие, направленные за границу, служат просто париком прикрывающим и апатию, и бесчувственность к домашнему положению, что своими заграничными выходками они хотят морочить глаза зрителей и званом блестящих фраз о заграничных сюжетах заглушить тихий плач и глухой стон домашних сюжетов. Словом, патриоты-шовинисты сами делают то же самое, за что они постоянно порицают нелюбимого ими Наполеона, который, по их словам, тешит французов войнами, победами, зрелищами, постройками и выставками нарочно для того, чтобы отвлечь взоры их от внутреннего положения Франции. XXV


Чем можно пособить такому горю? Какими средствами можно расшевелить эту бесчувственность и апатию к внутренним делам, отвлечь это усиленное и аффектированное внимание от иностранных, посторонних дел и обратить его на собственные домашние дела? На этот вопрос может быть много ответов. Между прочим, можно сказать, что некоторым противоядием указанной заразе могло бы служить политическое воспитание то есть распространение посредством школ и другими способами верных понятий об обществе, выработанных общественными науками. Освоившись до некоторой степени с этими науками, мы увидали бы, что честь и честолюбие государства состоят не в том, чтобы внушать другим государствам воинственный страх, а в том, чтобы возбудить в них уважение и почтение, которое приобретается не блеском побед, а блестящим внутренним развитием, что благосостояние государства состоит не во внешнем могуществе и международном преобладании, а во внутреннем свободном развитии и равноправности граждан. XXVI